Гидроцилиндры в екатеринбурге. Гидроцилиндр производство екатеринбург inpi-group.ru.

Самолет упал во двор

Нечасто самолеты падают на города. Но всякий раз это становится трагедией - независимо от того, упал ли с неба гигантский "Руслан" или старый допотопный самолетик. Увы, не обошелся без таких трагедий и наш город.

12 апреля 1921 года, в час дня, с Комендантского аэродрома на "Фармане" стартовали летчики Селенков и Гончаров. Обычный был полет, тренировочный, и неожиданностей пилоты не предвидели. Они поднялись над городом, набрали высоту около двух километров… И тут…

"В 2 часа с минутами аппарат, по рассказам очевидцев, стал "клевать носом" и, наконец, пошел пропеллером вниз". Поскольку летчики не были привязаны, из самолета они вылетели. И спасти аэроплан стало некому.
"Фарман" упал во дворе дома №10 по Гончарной улице. Неподалеку, у дома №12, рухнуло на землю тело Гончарова (и хроникеры констатировали, что этим падением "труп сильно обезображен"). Останки Селенкова найти сразу не удалось. Вначале шарили по улице и дворам, затем пожарная команда перешла на крыши домов. И только через три часа была обнаружена "громадная брешь" на крыше дома №23 по Гончарной, пробитая телом летчика. Само тело нашли на чердаке.

Отчего случилась катастрофа, выяснить, судя по всему, не удалось. Но похоронили жертв авиации торжественно: вынесли тела из Мариинской больницы (и "оба гроба были установлены на одну траурную колесницу, украшенную зеленью и красными флагами"), направились с шествием на Серафимовское кладбище, над могилами произнесли несколько речей…

А четыре года спустя - 7 января 1925 года - случилась в нашем городе еще одна катастрофа. И снова вылетел самолет с Комендантского аэродрома, и опять отправлялся он в тренировочный полет. Правда, к центру города не пошел - парил над северными окрестностями. Увы, в три часа дня неожиданно сорвался в штопор, и выправиться не смог. Падение, взрыв…

Аэроплан упал у дороги в Сосновку - нынешней Политехнической улицы. Погибли, как и в первый раз, два летчика - пилот Андрей Петров и комиссар с двойной "маршальской" фамилией Конев-Жуков.

Но в этот день двумя жертвами не обошлось. После того, как весть о катастрофе дошла до авиаторов, с Корпусного аэродрома (что был на месте Новоизмайловского проспекта) отправилась в Сосновку целая комиссия. На одном из переездов машина попала под поезд, пассажиры получили серьезные ушибы, а шофер красноармеец Кондратьев был "убит на месте, при чем у него поездом оторвана голова". Тут уже было не до расследования причин гибели аэроплана…

Впрочем, и на сей раз жертв катастрофы хоронили торжественно. Устроили митинг в аэроклубе (где выступал, в числе прочих, командующий округом В.М.Гиттис). Опубликовали траурные воззвания в городских газетах. Наконец, нашли место для могилы не где-нибудь, а в Лавре - на Коммунистической площадке. Опускали летчиков в землю с салютом, а на могиле их поставили "временный памятник из аэропланных пропеллеров".

Там они лежат и по сей день - жертвы одной из самых громких авиакатастроф в истории нашего города.

© Д.Шерих, 2000