форум банкротство физ лиц .

Все лица истории

Альманах "Лица", книга седьмая

Историю делают лица. Разные лица, живые и непохожие друг на друга. Чем был бы Петербург без длинной и блистательной череды своих создателей, обитателей, гостей? Да ведь и в архитектуре лицо важнее всего - что такое фасад дома, как не лицо его?..

Альманах "Лица", седьмая книга которого недавно вышла в свет, рассматривает историю России именно как слагаемое историй отдельных лиц, как слагаемое судеб. Академичность издания (обширные комментарии к текстам, текстологическая тщательность) не мешает одному основному свойству: "Лица" объединяют в себе все материалы, кроме скучных. Можно бы сказать "все жанры", да слово "жанры" применительно к историческим текстам нуждается в дополнительных толкованиях.

Итак, чем же богаты "Лица" на сей раз? Прежде всего _ воспоминаниями небезызвестного политического деятеля дореволюционной поры, члена тогдашней Думы В. В. Шульгина о годах его пребывания в советских тюрьмах. Казалось бы, можно ждать от автора, к советскому строю не слишком расположенного, ядовитых слов и реплик в отношении этого самого строя. Но нет, Шульгин спокойно, философски-созерцательно оглядывается на свое прошлое. Сколько в нем было событий! Интересные мемуары, легко написанные - и не подумаешь, что автору их было уже за девяносто...

Солидная доля "Лиц" отдана женским судьбам. И каким судьбам! Биография Анны Мар, популярной беллетристки начала столетия с несколько скандальной славой, соседствует с жизнеописанием поэтессы тех же лет Любови Столицы - фигуры, весьма известной в свое время. Дневник жены Андрея Белого элегически излагает события 1927 - 1928 годов - поездку поэта на Кавказ, выступления и встречи. Тот же Белый - но уже вместе с Блоком - представлен в воспоминаниях М. Ф. Кокошкиной, жены известного политика, члена партии кадетов Ф. Ф. Кокошкина.

Алексей Ремизов, Александр Кугель, Исаак Ямпольский, Борис Эйхенбаум, Корней Чуковский - вот еще несколько известных имен из тех, кому уделены в новом выпуске "Лиц" интересные (и полезные историкам) страницы. Как видит читатель, вся вышедшая книга ориентирована на нынешнее столетие - и преимущественно на ту его часть, что именуется обычно Серебряным веком. Так уж заведено в "Лицах": выпуски, чередуясь, посвящены разным эпохам истории. За книгой о нашем столетии следует том, посвященный более отдаленным временам, и так далее...

Традиция эта, стоит думать, не оборвется и впредь. Изданий, планомерно и тщательно восстанавливающих пробелы в нашей исторической памяти, совсем не много. А интерес к ним есть, и свидетельством тому - тот факт, что выход каждой книги "Лиц", несмотря на всю мизерность их тиража, становится событием. Побольше бы таких событий.

© Д.Шерих, 1997