Правка штампованных дисков может вылезти боком владельцу.

1740-й, роковой...

А. Кургатников "Год 1740. Документальная хроника"

Александр Владимирович Кургатников - нечастый автор "Наследия". Причины тому очевидны: обстоятельность, присущая серьезному историку, не очень-то способствует газетным опытам. Слишком уж многим приходится жертвовать для того, чтобы вместить объемный сюжет в короткие строчки. Вот книга - это да, иной масштаб...

Новая книга Кургатникова, вышедшая не так давно, обязана своим рождением издательству "Лик", затеявшему выпускать серию "Роковые годы России". Принцип серии ясен из названия: каждая из книжек посвящена какому-нибудь одному году. Первые четыре части - по плану - включают в себя 1740-й (казнь Волынского "со товарищи", уход Анны Иоанновны и последовавшие за тем перипетии), 1762-й (переворот и воцарение Екатерины II), 1825-й (смерть Александра I, восстание декабристов) и, разумеется, не нуждающийся в пояснениях 1917-й.

"Год 1740. Документальная хроника" - так называется первая книга серии, которую и написал А. В. Кургатников. Книга любопытнейшая! Аннинское время не принадлежит вообще-то к числу самых забытых - залогом тому хотя бы роман Валентина Пикуля "Слово и дело". Анна, Бирон, Волынский - эту тройку главных героев того года помнит, наверное, всякий, кто сколько-нибудь интересовался историей.

Но вместе с тем - как много в том году неизвестных событий, совершенно незнакомых нам людей! Вот хотя бы несчастная Анна Леопольдовна, ставшая правительницей после своей тезки и продержавшаяся на троне совсем недолго, - что мы знаем о ней? Кургатников сводит воедино массу деталей, отзывов, характеристик, из которых вырастает живой портрет Анны. Какой "оттепелью" была обязана ей Россия! Анна Леопольдовна объявила большую амнистию, завела при дворе "рекетмейстера", принимавшего жалобы от всех граждан, издала аж три указа "о чинении решений без всякой волокиты"... Любопытно названа глава о ее правлении - "Интеллигенты у власти"; автор, конечно же, знает, что термин "интеллигенция" родился в девятнадцатом столетии, но допускает явный нелогизм: это позволяет ему без лишних слов обозначить тогдашнюю ситуацию...

Отличительная черта книги - в обилии включенных в текст документов. Поначалу столь обширное цитирование кажется избыточным, но по мере чтения логика такого подхода становится понятной: благодаря этим документам читатель может не только узнать год 1740 со слов автора, но и сам составить свое впечатление...

О внешней стороне издания. Симпатичный переплет, разнообразные и хорошо исполненные иллюстрации, интересное оформление текста - все это вполне заслуживает комплимента. Успешный дебют серии "Роковые годы России" заставляет теперь с интересом ждать продолжения в надежде, что оно обязательно последует, невзирая на нынешние трудности...

© Д.Шерих, 1998